Виктор ТАНИФА: «Следователи Севастополя применяют новейшие методики при работе с детьми—жертвами преступлений»


В канун Международного дня защиты детей корреспондент «Славы Севастополя» встретился с руководителем следственного управления СК РФ по городу Севастополю генерал-майором юстиции Виктором ТАНИФА. Новостные ленты правоохранительных структур то и дело пестрят шокирующими сообщениями: жертвы-дети, а злодеи… Злодеи-сосед по лестничной клетке, добродушный, казалось бы, отчим, незнакомец, представившийся врачом… Можно ли уберечь наших детей от ужасных реалий? Об этом и многом другом-в беседе с главным следователем Севастополя.

Злодеи—дома, во дворе и социальных сетях

—Виктор Анатольевич, какая сегодня в Севастополе сложилась обстановка по преступлениям в отношении детей?
—Если говорить в целом о минувшем 2016 годе, то число сообщений о преступлениях в отношении несовершеннолетних снизилось (с 330 в 2015 году до 259—в 2016-м). В то же время увеличилось число возбужденных уголовных дел (с 129 до 139). У нас четкая позиция: с момента появления любых оснований полагать, что ребенок стал жертвой преступления, возбуждается уголовное дело с дальнейшими оперативными действиями по установлению всей картины возможного совершенного злодеяния.
К нашей огромной тревоге, почти 80% от всех преступлений, совершенных в отношении детей, составляют половые преступления. Это изнасилования, насильственные действия сексуального характера, развратные действия, в том числе и посредством социальных сетей.
—Есть ли среднестатистический портрет человека, который может покуситься на половую неприкосновенность ребенка?
—Одного общего—нет. Но отмечу сразу: это уже заведомо психически нездоровый человек, и преступная наклонность со временем проявится. Что касается злоумышленников, то их можно разделить на несколько категорий. Первая—это психически нездоровые люди, которые совершают акты эксгибиционизма или насилия над детьми на детских площадках, в подворотнях, подъездах, поджидают ребят у школы. В большинстве своем это социально неблагополучные мужчины, страдающие либо алкогольной, либо наркотической зависимостью.
Вторая категория, как показывает следственная практика,—это близкие родственники, как это ни ужасно: отчимы, дяди, дедушки. В таких случаях семейное насилие порой длится годами, поскольку ребенок запуган и не имеет возможности вырваться из этого круга. И только благодаря педагогам и соседям, которые замечают подавленное состояние детей, ужасающие факты становятся известны правоохранительным органам. Мамы в таких случаях нередко считают жалобы ребенка фантазией или клеветой на отчима…
Третья категория, и сегодня все чаще возбуждаются таковые уголовные дела,—это молодые люди и мужчины средних лет, которые развращают детей посредством общения в социальных сетях. Мы говорим не столько о физическом, сколько о душевном насилии, которое бесследно не пройдет для неокрепшей детской психики.
—Речь идет о всплеске подобных преступлений или они характерны для нашего города?
—Сразу отметим, что это не всплеск, а результат работы Следственного комитета по тем преступлениям, которые долгие годы оставались нераскрытыми, да и в целом расследованию этого вида преступлений до образования в городе органов СК РФ особого внимания не уделялось. Законодательство Украины не предусматривало наказание за ряд действий злодеев, подпадающих сейчас под признаки составов преступлений, предусмотренных статьями 132, 134 и 135 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Следственный комитет очень жестко и принципиально подходит к любому поползновению в сторону детей, и практика показывает, что потом у задержанного за подозрение—немало «скелетов в шкафу». Более того, мы активно проводим с детьми, их родителями и педагогами профилактическую разъяснительную работу по мерам безопасности, активно выступаем в СМИ, рассказываем о «горячих телефонах» следственного управления, для детей младшего и среднего возраста издали специальные памятки. И хотя мы—орган предварительного следствия, а не профилактики, но позиция «моя хата с краю» исключена, в данном случае детский вопрос мы охватываем по максимуму.ваторы в работе с детьми

Новаторы в работе с детьми

—Виктор Анатольевич, Следственный комитет—новое в Севастополе ведомство. С его появлением кардинально изменился подход к расследованию преступлений, внедрена современная криминалистическая техника. А что касается работы с детьми?
—После образования в Севастополе органов Следственного комитета принципиально изменился подход в работе с детьми—жертвами преступлений. На базе отдела криминалистики и следственного отдела по Нахимовскому району созданы первые в городе специализированные комнаты для работы с детьми, пострадавшими от рук злодеев. Раньше с детьми, подвергшимися половому насилию, сотрудники правоохранительных органов работали лично: опрашивали, неоднократно задавали вопросы по инциденту, которые, естественно, напоминали о трагедии и вновь травмировали психику ребенка.
Перед следователями стояла задача минимизировать страдания детей от произошедшего, помочь им в реабилитации. Именно поэтому в системе Следственного комитета России создаются подобные комнаты. Комната выполнена в виде уютной детской спальни с большим количеством разнообразных развивающих и познавательных игр, мягких игрушек, с музыкальными плакатами, ярким диванчиком и креслами в детском стиле. И только небольшое тонированное окошко, соединяющее эту комнату с соседним помещением, может напомнить, что ребенок не дома.
Непосредственно с пострадавшим ребенком беседует специалист-психолог или социальный педагог, исключен контакт со следователем. Следователь из соседней комнаты наблюдает за диалогом, который проходит в игровой форме. Во время игры психолог выясняет все нужные для следствия детали. Ребенок даже не понимает, что ведется опрос. В настоящее время подобные комнаты организуются в следственных отделах по Балаклавскому и Ленинскому районам.
—Применяются ли современные технические возможности Следственного комитета при розыске детей? 
—Безусловно, нами разработан и внедрен в работу ряд технических новшеств, которые используются при розыске пропавших без вести несовершеннолетних и вычислении злодеев, совершающих в отношении детей преступления. Поделиться подробностями этих технических новшеств я не могу, это закрытая ведомственная информация. Также в следственном управлении создана и внедрена в работу всех следственных отделов база данных несовершеннолетних, склонных к уходу из семей, социальных учреждений и бродяжничеству. Подростки—ребята с характером, поэтому мы всегда держим совместно с полицией руку на пульсе и незамедлительно обращаемся к нашей базе данных. В ней указаны все сведения о ребенке, телефоны его друзей, возможные адреса их «тусовок».
В 2016 году зарегистрировано 24 сообщения об исчезновении несовершеннолетних, все дети обнаружены. Их уход из дому не был связан с совершением в отношении них преступлений. Кто-то поругался с родителями на почве учебы, ограничения пользования Интернетом, кто-то заявлял о самостоятельной жизни отдельно от мам и пап. По одному факту исчезновения ребенка было возбуждено уголовное дело, это была обязательная установленная процедура, поскольку девушка долго не выходила на связь. Нашли мы самостоятельную «потеряшку» в день ее рождения, который она с размахом со своей компанией планировала отметить, а мама в это время не находила себе места. 

Опасный подростковый возраст

—Зачастую дети становятся не жертвами преступлений, а исполнителями, и порой очень жестокими. Какие преступления расследовались в отношении таких несовершеннолетних?
—В 2016 году в производстве наших следователей находилось 60 уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними (в 2015-м—49). Среди совершенных преступлений—кражи, грабежи, угоны автомобилей, одно убийство, сбыт наркотиков, разжигание вражды в социальных сетях. В 2016 году раскрыто тройное убийство граждан без определенного места жительства с последующим поджогом, совершенное в Гагаринском районе.
Убийство раскрыто в результате работы наших сотрудников по розыску без вести пропавших несовершеннолетних. В ходе доследственной проверки получены сведения, что подросток умышленно скрывается от правоохранительных органов. В результате мониторинга соцсетей на странице подозреваемого парня было обнаружено фото с места тройного убийства. Задержанные вскоре товарищи дали признательные показания, получены неопровержимые доказательства их вины.
—В своем большинстве кто совершает эти преступления?
—Преступления совершались преимущественно подростками в возрасте 16-17 лет, большинство из ребят воспитывались в неблагополучных или неполных семьях, детских домах или школах-интернатах. Во многих случаях жертвами подростков становились их сверстники или младшие по возрасту дети. Так, двое подростков из Балаклавского района были задержаны за серию угонов автомобилей. Ребята заранее договаривались между собой о том, что в вечернее время будут обходить садовые товарищества, подыскивая автомобили для «дальнейших приключений». У подростков не было цели угонять машины на продажу, для друзей это было развлечением. В основном парни угоняли автомобили отечественных марок либо недорогие иномарки.
Наши сотрудники проводят большую профилактическую работу в социальных детских учреждениях, мы шефствуем над Центром содействия семейному воспитанию и социальным приютом для несовершеннолетних, где содержатся дети с непростыми жизненными историями. Совершают преступления подростки, обиженные взрослыми, познавшие в этом чудесном возрасте жестокость, несправедливость. Мы стараемся не только донести до них истину: «нарушишь закон—на всю жизнь обрежешь себе дороги», но и снова поверить взрослым, в добро, дружбу, взаимопомощь. Мы организуем для них праздники со «сладкими столами», подарками, поздравляем с днем рождения, организуем досуг. Это не прописано у нас в должностных обязанностях, но это заложили в нас наши родители, наставники. Это у нас в сердце…

А. НИКОЛАЕВА

"Слава Севастополя", 02.06.2017 

https://slavasev.ru/2017/06/02/viktor-tanifa-sledovateli-sevastopolya-primenyayut-noveyshie-metodiki-pri-rabote-s-detmi-zhertvami-prestupleniy/